Участие в Форуме бесплатное, однако Вы можете заказать дополнительные услуги. Подробное описание пакетов.
Зарегистрироваться Войти
Скачать приложение
Регистрация
Азат Фазлыев: Мы видим вспышку деловой активности после форумов
26 сентября 2018

Президент Торгово-промышленной палаты Башкирии Азат Фазлыев в интервью RBtoday рассказал о практических результатах форумов ШОС и БРИКС, особенностях сотрудничества с зарубежными странами и способах решения проблем, с которыми наиболее часто сталкиваются предприниматели.

 – Азат Мадарисович, на прошлых форумах говорилось о затрудненном доступе малого бизнеса к финансовым ресурсам, бюрократических барьерах, незаинтересованности крупного бизнеса в сотрудничестве с небольшими компаниями. Сдвигаются ли эти проблемы с мертвой точки?

– Это классические проблемы предпринимателей любых стран: доступ к финансовым ресурсам, господдержка предпринимательства, взаимодействие с контролирующими органами. Мы на форумах старались поднять эти вопросы с другой точки зрения. Показать успешные практики тех государств и регионов, у которых есть опыт решения таких проблем.

Вообще одна из главных идей форума – обмен опытом. Рассказывая о реальных историях, показываем сложности, с которыми сталкиваются наши предприниматели. На форумах происходят обсуждения с участием представителей федеральной и региональной власти, экспертов из других стран, вырабатываются рекомендации по улучшению делового климата, изменению законодательства, либерализации внешнеэкономической деятельности. Это касается таможенных барьеров, валютного контроля, визового сопровождения.

Мы собираем предложения участников, включаем их в свои резолюции и доводим до уполномоченных органов, направляем в правительства наших стран для использования в работе. Наши предложения сегодня достаточно активно используются, на них ссылаются. Это практические результаты, которых мы добились по итогам проведения форумов.

– Расскажите о проблемах, которые не на виду, но с которыми предприниматели сталкиваются наиболее часто.

– Первая проблема, которую мы видим, – информационная. Несмотря на развитие интернета, глобализацию, информация, которая есть в открытых источниках, отличается от реальности. Речь идет о деловой, аналитической информации, которая помогает предпринимателю принимать решение: выходить ли на рынок со своим продуктом. Необходимо изучить условия поставки продукции, цены, каналы сбыта, транспортировки, партнеров. Нередко незнание ведет к убыточным сделкам, что отбивает у предпринимателя желание заниматься внешнеэкономической деятельностью. В этой ситуации возрастает роль общественных объединений предпринимателей, которые дают дополнительную информацию о надежности предприятий и контрагентов. Членство в ТПП, национальных частях деловых советов ШОС и БРИКС является дополнительным критерием надежности партнера. Мы пытаемся создать на основе ШОС информационные базы для предпринимателей стран, в которых они смогут получить информацию о любом контрагенте, причем не только деловую, но и инсайдерскую.

– Нельзя просто отправить запрос?

– На самом деле 100-процентная вероятность, что никакого ответа не последует. Сегодня не существует законодательного регулирования этого вопроса. Кроме того, это может быть закрытая, конфиденциальная информация. В этом и заключается сложность. Если бы все было так просто, иностранным шпионам можно было бы ничего не делать, только отправлять запросы и получать данные.

– Что с форматом b2b-общения?

– Мы очень большое внимание уделяем такому формату. Даем возможность предпринимателям познакомиться, обменяться визитками, найти точки соприкосновения, чтобы после окончания форума они могли поддерживать контакты, развивать отношения. Ничто не заменит личного общения, должно возникнуть доверие к партнеру. На форуме есть специально выделенные зоны для b2bобщения, информационные сервисы, позволяющие узнать, с кем предприниматели смогут встретиться. С каждым годом мы видим все большее число таких встреч в рамках форума, это ведет к увеличению деловых контактов между нашими предпринимателями.

– Появились ли реально работающие проекты в результате форумов?

– Мы, в том числе, об этом узнаем благодаря вам. У нас нет жесткой обратной связи с участниками форумов, мы не можем их заставить информировать нас о развитии контактов. Кроме того, любым деловым контактам предшествует фаза конфиденциальности, тишины. Никто не будет рассказывать о планах, поскольку есть конкуренты. К тому же контракты достаточно долго обсуждаются. Прошло три года с тех пор, как мы начали этот проект, тем не менее, каждый раз после форумов мы видим вспышку деловой активности.

– С какими ожиданиями приезжают участники на форум?

– С разными. Кто-то – с надеждой найти партнеров, получить информацию для собственного развития, другие – в поиске новых рынков. Основная часть наших участников приезжает, чтобы разобраться, что такого уникального дает этот форум, что собой представляют ШОС и БРИКС, какие есть практические меры поддержки предпринимателей.

Деловая программа соответствует ожиданиям и требованиям бизнеса. Мы внесли в архитектуру форума вопросы, связанные с международной торговлей, мерами господдержки, инфраструктурой. Это специализированные секции, на которых выступят лучшие страновые эксперты. В результате любой заинтересованный человек сможет получить ответы на свои вопросы, узнать, в какие структуры в той или иной стране ему надо обращаться.

– Некоторые эксперты говорят, что реально работающий механизм ЕврАзЭС, а ШОС и БРИКС пока на уровне деклараций.

– Я хотел бы разделить сделки и контакты, которые идут на страновом уровне, и то направление, которые мы выбрали для себя приоритетным. Поскольку наша площадка региональная, а не федеральная, мы стоим за отношения между регионами. Сделки между страновыми компаниями – не наша история. Понятно, что это совершенно другой уровень.

– Вы часто бываете с бизнес-миссиями в других странах. Можете рассказать, какие общие проблемы есть у Башкирии с регионами стран ШОС и БРИКС?

– У нас у всех общая проблема – государство. Я с белой завистью смотрю на те страны и регионы, где к предпринимателям относятся уважительно. Это страны бывшего соцлагеря, европейские государства. Там человек, поработав чиновником, возвращается в нормальную жизнь и достигает значимых результатов либо в бизнесе, любо в общественной жизни. Для них занять руководящие посты в госструктурах – не цель жизни. Там четкое понимание того, что чиновники – это специалисты, которые должны выполнять определенные функции во благо людей. А у людей есть право им об этом говорить, критиковать. Госслужащий, в первую очередь, – это масса ограничений, которых нет у обычных граждан. Но там и граждане куда более законопослушные.

– В последние годы Башкирия активно пытается сотрудничать с арабскими странами. Какие у нас общие темы?

– Одно из направлений – экспорт нашей продукции. Для этого Башкирия должна производить халяльную продукцию с соблюдением требований, которые существуют в исламе. Столкнувшись с такой потребностью наших предпринимателей, палата в прошлом году зарегистрировала и внедрила у себя систему добровольной сертификации по стандартам халяль, которой занимается отдельный департамент. Мы проводим экспертизу предприятий, даем им рекомендации и при условии соблюдения сертифицируем их работу. Периодически проверяем, подтверждаем либо отзываем сертификат в зависимости от выполнения рекомендаций. При наличии сертификата предприятие имеет право маркировать собственную продукцию знаком халяль, который во всем мире является знаком качества.

Мы заинтересованы не только в экспорте нашей продукции, но и в инвестициях со стороны этих государств. В арабских странах есть понятие исламского банкинга. Основной его принцип заключается в том, что нужно зарабатывать, рискуя. Банки, которые дают деньги под гарантированные залоги, ничего не делают и получают проценты, по нормам ислама запрещены. Мы не ставим вопрос изменения законодательства, но ряд сделок, которые соответствуют нашему гражданскому кодексу и нормам шариата, можно реализовывать. Наиболее классическая форма – участие в капитале – вхождение в качестве соинвестора в бизнес и зарабатывание путем получения части прибыли. Это не запрещено в исламе и является одной из форм инвестиций в России. Здесь мы работаем совместно со «Сбербанком», который является опорным в нашей стране по внедрению исламского банкинга. Вполне возможно, что в ближайшее время в пилотном режиме несколько таких сделок будет реализовано с получателями наших сертификатов.

Также мы говорим о юридическом сопровождении. При ТПП создана система третейского судопроизводства – Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС), который является главным третейским институтом в России. В Уфе создано его отделение. Система судопроизводства в шариатских и третейских судах схожа. Это важно, потому что мы должны гарантировать арабским инвесторам, что их деньги будут двигаться согласно принципам партнерского банкинга, судебное сопровождение споров будет идти согласно нормам шариата в третейских судах, продукция будет соответствовать стандартам халяль. Таким образом, они получают привычную инфраструктуру ведения бизнеса. Вот та главная задача, над которой работает ТПП.

– Палата несет какие-то репутационные риски, если проекты не складываются?

–  Конечно. Нам говорят: «Козлы вы все. Никакого от вас толка нет, что вы тут сидите, наши взносы проедаете?» Правда, потом вспоминают, что они не члены ТПП и взносы не платят.

– Ведете работу над ошибками? Меняете стратегию?

–  Да, увольняем кураторов проекта. Это шутка, конечно.

– Не могу обойти вниманием тему, которая все время обсуждается в правительстве, – снижение уровня инвестиций. В первом полугодии у нас минус 4% к прошлогоднему периоду. Каковы ваши прогнозы? Чего нам ждать в конце года? Есть ли предпосылки к выправлению ситуации или это связано с продолжающимся страновым кризисом?

– Пока предпосылок к улучшению ситуации мы не видим. Это действительно одна из больных тем, которые мы постоянно обсуждаем в правительстве. Объем средств, заложенных в республиканской адресной инвестиционной программе, в этом году увеличен в два раза по сравнению с прошлым годом, дорожный фонд увеличен в полтора раза. Практически все дополнительные бюджетные доходы, которые дала «Башнефть», пошли на создание условий для увеличения инвестиций. Сегодня идет достаточно жесткий разговор с бизнесом, в первую очередь, с крупным в части соблюдения ими заявленных обязательств по выполнению инвестиционных программ.

– Планы предприятий, которые заявлялись, обязательны к исполнению?

– Мы говорим о конкретных заявленных инвестициях, под которые они попросили господдержку. Это прописано в инвестсоглашениях с отраслевыми ведомствами, есть бизнес-план. Под это дело запланированы бюджетные расходы на инженерную инфраструктуру, принимаются решения о предоставлении участков без торгов, даются налоговые льготы, а в ответ мы видим, что компании пересматривают свою позицию, в результате чего республика недополучает инвестиций.

– В конечном счете снизится налог на прибыль?

– Пока мы говорим о показателе размера инвестиций – есть такой критерий, он не выполняется. В текущий момент с наполнением бюджета все нормально, мы входим в число успешных регионов России. Профицит бюджета направлен на финансирование инвестиционных проектов. Это база для получения стабильных доходов бюджета в будущем. Те же инвестиции, которые будут введены в этом или следующем году, станут источником для налога на имущество в будущем, основой для генерации денежных потоков, с которых платятся налоги, создаются рабочие места.

– Согласны, что бизнесом заниматься все сложнее: налоговая нагрузка увеличивается, рентабельность падает?

– Согласен. Не только за счет налоговой нагрузки. Покупательская способность населения падает. Сегодня происходят определенные изменения на рынках, появляются новые направления. Те, кто занимаются традиционным бизнесом, не всегда успевают реагировать на эти изменения.

Наиболее доходные, классические сферы деятельности сегодня монополизированы госструктурами. Это нефтянка, энергетика, добыча полезных ископаемых. Более того, увеличивается доля госсектора в экономике. Мы это видим и в финансовом секторе. Сегодня пять российских госбанков владеют 60% всех финансовых активов. Зато появляются свободные ниши, новые направления, куда крупный бизнес в силу своей инертности еще не зашел. Это рынок онлайн, особенно, онлайн-образование, интернет-торговля. Это ниши для малого бизнеса. Я надеюсь, что мероприятия вроде нашего форума МСП регионов ШОС и БРИКС позволят предпринимателям активнее развивать взаимовыгодное международное сотрудничество. 

Архив:201720162015